Кому достанутся богатства Черноморского шельфа?

Кому достанутся богатства Черноморского шельфа?

Вне всякого сомнения, потеря крымского шельфа – это не просто потеря месторождений природного газа и нефти, но и изменение приоритетов будущего в обеспечении энергетической безопасности Украины. Однако не все так просто, и не все так однозначно, как кажется на первый взгляд. Для полного понимания ситуации следует, прежде всего, проанализировать, что произошло в Крыму, и к каким последствиям это приведет Украину, Крым и Россию.

Новости Украины 922 15 апреля, 2014 forbes.ua

Вопрос с аннексией Крыма уже получил достаточное освещение и означает лишь одно: международное сообщество не признает права России на территорию Крыма, приобретенную в результате действий, противоречащих нормам международного законодательства. Кстати, не только международного, но и украинского, и российского. В результате такие действия не могут порождать правовые последствия для сторон, которые не признают такую аннексию.

Одним из сложных, но в достаточной мере очевидных вопросов является вопрос необходимости для РФ проводить доразведку и начинать эксплуатацию месторождений природного газа и нефти на континентальном шельфе Крыма. Зачем вкладывать инвестиции в очень нескорый результат, когда газ, уже находящийся в трубах, ведущих из России в Европу, пользуется все меньшим спросом и цены на него все больше падают?

Единственным разумным объяснением продолжения инвестиций могло бы стать обеспечение собственных потребностей Крыма в природном газе. Но Крым и сейчас без особого дефицита покрывает свои потребности за счет газа, транспортируемого через территорию Украины из той же РФ (что, во-первых, дешевле, чем освоение новых месторождений или строительство новых трубопроводов через Керченский пролив, и во-вторых – обеспечит дополнительную реализацию природного газа, добытого в России), и частично за счет собственной добычи. Такая ситуация ни в коем случае не делает перспективным расширение собственной добычи газа Крымом, а возможно, и поставки его на экспорт. В связи со статусом территории Крыма как территории оккупированной/аннексированной, ее товары будут иметь особый статус и, скорее всего, не смогут приобретаться иностранными компаниями на законных основаниях. Такие ограничения будут действовать как во избежание конфликтов с Украиной, которой де-юре этот газ принадлежит, так и во избежание международных санкций. Тогда зачем «Газпрому» проводить такие широкомасштабные инвестиции?

Следует понимать, что Украина не планирует и даже не допускает в качестве государственной политики шагов, которые могут привести к гуманитарной катастрофе на полуострове. Ни воду, ни электричество, ни газ украинские предприятия не прекратят поставлять украинскому населению, находящемуся на временно оккупированной территории Крыма. Поэтому вопрос обеспечения природным газом предприятий и населения АРК можно решить без избыточных затрат и конфликтов. Что может измениться, и, скорее всего, изменится уже в ближайшее время, так это тарифы.

Судьба соглашений о распределении продукции (СРП), заключенных в ноябре 2013 года Кабинетом министров Украины с ЕNІ и EdF (объем прогнозируемых инвестиций – свыше $4 млрд; срок реализации – 50 лет), достаточно сложна. Заявления самопровозглашенного крымского правительства о национализации природных ресурсов Крыма так же беспочвенны и противоправны, как и акты о самоопределении Крыма и присоединении к России. Национализация признается большинством стран мира и даже предусмотрена в целом ряде международных документов, таких как Хартия экономических прав и свобод государств 1974 года. Однако и она, и другие документы – в том числе и национальные большинства государств – предусматривают порядок конфискации. Действия же самопровозглашенного правительства Крыма по национализации имущества Украины противоречат не только нормам международного права, законодательству Украины и РФ (при этом надо помнить, что Республика Крым со своим самопровозглашением не стала субъектом международного права), но и здравому смыслу.

Исходя из этого, эксперты ожидают, что все иностранные инвесторы в ближайшее время заморозят свои проекты в Крыму и будут ожидать разрешения этой конфликтной ситуации в международно-правовой плоскости. Несмотря на опыт работы той же ENI с «Лукойлом» (как, например, в Египте) и другими российскими компаниями, их международный имидж им дороже сиюминутной выгоды.

Что касается потерь, которые эти компании могут понести на территории Крыма, то они сведутся к тем затратам, что они уже понесли на предварительном этапе работы над документацией. Практические работы по освоению на сегодняшний день не начаты, и следовательно, здесь больших убытков не предвидится. Скорее, события в Крыму и на востоке Украины негативно отразятся на сотрудничестве с российскими компаниями, так как доверие к ним в значительной мере подорвано непредсказуемостью действий российского правительства.

Что касается судьбы самих соглашений, то их действие, скорее всего, будет приостановлено до урегулирования ситуации вокруг аннексии Крыма. Думается, что стороны не будут торопиться с обращением к оговоркам о форс-мажоре для прекращения действия СРП.

Говоря о путях разрешения этой ситуации в целом, следует отметить, что сегодня в условиях конфликта между Украиной и Россией действия и решения РФ в отношении Крыма не могут быть признаны Украиной, соответственно, не могут быть заключены соглашения о каком-либо урегулировании споров в отношении прав Крыма/России на украинское имущество в Крыму, в том числе на природные ресурсы на территории АРК и на континентальном шельфе. Также не будут вступать в договорные отношения с крымскими или российскими властями в отношении месторождений иностранные инвесторы.

Однако многие украинские и иностранные компании инвестировали в развитие своего бизнеса на территории АРК и вполне обоснованно встревожены будущим как своих активов и инвестиций, так и своего бизнеса в Крыму в целом (заключенные договоры, персонал и др.). Позиция крымского самопровозглашенного правительства далеко не всегда соответствует даже федеральному законодательству РФ, поэтому предсказать их направление и последовательность очень сложно. Заявления о национализации государственного имущества Украины в Крыму и первые решения крымского государственного совета указали среди объектов национализации предприятия портовой инфраструктуры и сельскохозяйственные предприятия, находящиеся в АРК. Такой подход не может быть воспринят иначе как захват украинского государственного имущества. Такой же вопрос встанет об имуществе украинских профсоюзных и других общественных организаций, находящихся в АРК. Интересно посмотреть, как отнесется правительство Крыма к имуществу других государств,  находящемуся на территории АРК.

Сегодняшнее направление развития событий в Крыму приводит к изоляции не только РФ, но и Крыма, и не столько со стороны Украины (там ведь живут украинские граждане), сколько со стороны иностранных инвесторов и финансовых учреждений.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ



Рассылка анкет моряков Войти Отзывы